Нарвский замок. Фото с сайта: 100mest.ru .Нарва волнуется – арестован депутат горсобрания Александр Моисеев. В то время, когда председатель горсобрания Михаил Стальнухин играет в общении со СМИ роль адвоката Моисеева, оппозиция радуется: наконец-то услышаны наши мольбы, пишет еженедельник «День за Днём».

Центрист и член горсобрания Александр Моисеев, которого Полиция безопасности содержит под стражей по подозрению в предложении взятки полицейскому, известный в городе человек. Моисеев, который в последние годы считается важной персоной, вовсе не стал таковой за один день.

Прежним «кардиналом» города знатоки местных обычаев называют также представителя Партии центристов – Надежду Синякову, руководящую текстильным предприятием «Kreenholm». Она, однако, ввязалась в борьбу за власть с другими местными ведущими центристами и была оттеснена на задний план. Вот ее-то место и занял ранее сотрудничавший с ней Моисеев, который стал «мостом» между местными предпринимателями и политиками.

Задачей Моисеева было сообщить, какой поддержки ждут политики от предпринимателей и наоборот: как политики могут быть полезны бизнесменам. Иными словами, именно он «согласовывал» большинство договоренностей. Другой сферой деятельности можно назвать продажу городского имущества, которое уходит в руки представителей довольно узкого круга лиц.

Моисеева дипломатическая роль в общении между политиками и местными предпринимателями привела к предварительному заключению. По информации, полученной журналистами в прокуратуре, его подозревают в предложении старшему комиссару нарвской полиции взятки размером в размере 100 000 крон, чтобы тот поспособствовал прекращению уголовного производства.

По данным «ДД» Моисеев, в основном, интересовался одним уголовным производством, которое касалось его уклонения от налогов. Полиция уже не первый год наблюдала за его деятельностью. Это дело об уклонении от налогов стало долгожданной возможностью отстранить Моисеева от дел.

При этом среди таллиннских центристов секретом Полишинеля является то, что таллиннское «ядро» не особо умеет контролировать нарвскую компанию. Нарвский «филиал» действует самостоятельно, то есть, по сути, является партией в партии. Это красноречиво демонстрирует уже приведенный в пример случай Синяковой, которая, несмотря на поддержку влиятельных центристов из Таллинна, проиграла в Нарве в борьбе за место «серого кардинала».

Даже если предположить, что Моисеев чист как ангел, представленные им на домашней странице нарвской горуправы декларации экономического интереса заставляют задуматься. Там можно узнать, что в 2005 году Моисеев получал в OÜ NGC заработную плату размером в 5000 крон в месяц. При этом он умудрялся выплачивать 1,2 миллионный кредит в SEB Eesti Ühispank. По данным декларации других доходов у него не было. В то же время ему принадлежало четыре участка в Ида-Вирумаа и еще три в Таллинне.

В 2006 году к его имуществу прибавилось еще два участка, а банк выдал еще один, на этот раз полумиллионный, кредит. Заработная плата ощутимо выросла и стала составлять 40 000 крон. Эту зарплату политик получал в OÜ Fervesta, в котором работало всего несколько человек и которое в том же году сообщило о полумиллионном годовом убытке.

Но чего это мы к Моисееву пристали. Если закон позволяет представлять такие «декларации», то ничего не поделаешь. Итак, что мы узнали: a) у него маленькие доходы; б) много имущества. Откуда у него это имущество и может он его с бабушкиного наследства прикупил – пусть каждый сам думает.

Руководящий Нарвским союзом квартирных товариществ юрист Александр Гамазин считает, что расследуемые ныне случаи являются следствием, а не причиной. Политическая конкуренция отсутствует, и в городе образуется свой «партком». Гамазин делится шокирующими фактами о покупке голосов на последних выборах в Нарве. Нет, он вовсе не распространяет слухи – будучи юристом, он документировал имена и прочие данные.

Он описывает, как свозили бомжей и платили им деньги, чтобы они проголосовали за конкретного кандидата. «Люди, которых и в своем-то учреждении не очень знали, а уж население и подавно, вдруг понабрали по 200-300 голосов и стали представителями власти, установителями городских законов, – утверждает Гамазин. – На праздничном застолье хорошо прозвучало выражение одной известной общественницы: «До 300 еще можно набрать по-честному, а больше – знаю я, как это делается». Апофеозом выглядело обращение ко мне одной из управляющих квартирных товариществ: «Посоветуйте, что делать. Невестка получила 4 тысячи крон аванса от кандидата Александра (не имеется в виду Гамазин – «ДД»), а только три голоса смогла ему принести. Возвращать ли деньги»?»

«Обстоятельства в настоящее время выглядят настолько странно, что умнее всего было бы их не комментировать, – утверждает Стальнухин. – Но как любой человек я хотел бы иметь право делиться информацией и высказывать предположения, то есть осуществлять свободу слова. И хотел бы спросить вас: ваше предложение мне, как председателю горсобрания, заткнуться и молча ждать окончания расследования распространяется только на меня или и на тех 20-30 журналистов, которые пишут на эту тему, не дождавшись, естественно, результатов? Презумпция невиновности – это закон для всех или выборочно»?

В то же время Стальнухин отрицает, что Нарва – самый коррумпированный из всех городов Эстонии. «Представьте себе карту Эстонии. Она – вся! – равномерно окрашена в едва видный серый цвет, но над некоторыми местами установлен микроскоп, а некоторые места стыдливо прикрыты тряпочками».

Он добавляет, что недавний рейд Госконтроля в Тарту дал сенсационный материал о нарушениях при продаже и сдаче в аренду имущества Тартуского университета. Но камень упал в воду, а круги не пошли – тишина полная. «Уровень коррупции в Эстонии примерно одинаков повсюду, проблема в том, что в некоторых местах она ищется даже там, где ее нет, в других же – замалчивается».

Источник информации : «День за Днем»